Category: криминал

caliostro

Аукционист (эскиз постановки)

Do I have ten francs? Five then. Five I am bid.
Six, seven. Against you, sir, seven. Eight.
Eight once. Selling twice. Sold, to Raoul, Vicomte de Chagny.

В фойе оперы темновато, из-за толстых портьер едва пробиваются лучи зимнего предзакатного солнца...

Аукционист не скупится, сбрасывает начальную ставку. Виконт за слезами не видит света божьего - снова там, где все начиналось давным-давно. Он лелеял свою любовь, сорок лет кормил ее нежностью, лепестками роз постилал тропинки ей. От чахотки, как от времени, не спасти - Кристин унесли на кладбище святого Мартина. Аукционист не унимается, скачет будто бешеный. Ничего ему не жаль, за бесценок отдает. Кажется, азарта в нем едва не больше чем у виконта. Куча рухляди из подвалов оперы все растет... Аукционист назначает один лот дешевле другого - сколько же всего было за эти годы! Виконт не скуп, и жаден к прошлому - сыплет франками. Удивительно, удивительно. Кажется, ему памятен абсолютно каждый предмет... Вот выносят люстру, она чуть блестит хрусталем и латунью. Что за идиот купит огромную люстру из оперного зала? Куда ее деть? Но аукционист, качнув полями шляпы, назначает смехотворную цену... Виконт принимает. Слева вскочил в котелке и пенсне какой-то безумец - перебивает вдвое. Виконт поднимает, но дама в сером предлагает тысячу. Однако... Виконт смотрит на груду реквизита, но перебивает. Кажется, душно. Три! Четыре! Виконт утирает лоб платочком. Шесть... Десять! Глаза старика наливаются кровью...

Покупатели тащат из-под кресел духовые - господи, да они одна банда!
Увертюрой взвыли трубы органа...
Аукционист щелкает тумблером, люстра впыхнула невиданным светом.
Виконт видит лицо аукциониста...

Аукционист поворачивается к публике и снимает шляпу.
Теперь и в маске нужды нет.
Он делает легкий прыжок, как молодой, и одной ногой стает на люстру, держась за канат.
Люстра взмывает вверх.
Можно петь.