Category: общество

caliostro

(no subject)



У меня на руках первое и последнее приглашение на премьеру нашего мюзикла по выгодной доновогодней цене (350).
Первый отметившийся получит его.
Остальные немного дороже, но приходите всё равно!
23 февраля, ДК на Ботсаду. Я уже не танцую, но сильно больше пою (дивитесь!). И много еще других людей танцует и поет.
caliostro

Зачем

Народ, а никто не знает, захер перекрывали сегодня станцию электричек Сколково? Я к даче еле попал. Ментов полк, говорят "литерное мероприятие". Я у одного спросил, что значит слово "литерное" - не знает, сволочь. Но употреблять перестал. Поезд какой-то стоял из четырех вагонов, вроде без мигалок. К нам корейский лидер что ли приехал опять? Или наш с него пример берёт?
caliostro

!

В некоторых популяциях бабуинов есть добрый обычай. Когда два самца примерно равного иерархического положения затевают какое-то совместное дело (как правило это нападение на высокорангового самца, либо же совместная добыча пропитания и т.п.), то всегда есть риск, что они передерутся между собой по дороге. Когда их положение в иерархии стада явно различается, и обеим очевидно, кто тут главный, то проблем не возникает. А вот когда они равные конкуренты,- конфликт очень вероятен. И на этот случай в некоторых сообществах выработан особый «ритуал приглашения к сотрудничеству». Они подходят и хватают друг друга за яйца. И немного сжимают, но так, чтобы не было больно, потому что если поддаться искушению и серьезно дернуть, то надо помнить, что он твои тестикулы тоже держит в кулаке. Этот обычай снимает потенциальную враждебность и делает самцов на какое то время способными к взаимовыгодным совместным действиям. Так рождается крепкая мужская дружба.
caliostro

Ну я прямо рад за соотечественников.

Из новостей узнал, что русский народ не утратил навыков рабовладения, которыми, как раньше казалось, обладают в нашей стране только дикие горцы. Эффективно трудились украинские рабы на русских бандитов на черноземных нивах. А еще говорят - отжившая система производственных отношений.
caliostro

Неомальтузианство

Не без трюизмов, но...

С удовлетворением потребности среднего российского представителя "золотого миллиарда" в комфорте (теплый сортир, чистая одежда, вкусная еда и кредитный автомобиль с приложением минимума усилий) начались перемены. Растет экономика понтов, как я это называю. Уже не для аристократии, для родившихся в панельных домах и поселках городского типа масс менее важно, что они имеют, важно, какого это сорта (а там и самоназвание аристократии возникает очень быстро). Литраж автомобиля, бренд унитаза, чай, выросший прямо на мощах Бодхидхармы и одежда из шкурки дольчегаббаны.

Оычный труд все больше механизируется. Интеллектуальный труд сосредотачивается в умах немногих специалистов, достаточно упорных, чтобы десятки лет учиться с негарантированным шансом открыть что-то новое. Оплачиваемый творческий - централизуется вокруг блокбастеров (80% бюджета собирают 20% книг, фильмов, игр). Нормально трудозадействована все меньшая часть трудоспособных. Остальные вытесняются в: обслугу, непроизводительные отрасли типа рекламы (зазывалы всех сортов), торговлю, экономику понтов, ручной косящий-под-уникальный труд. Но все эти остающиеся за бортом продуктивного труда люди хотят обеспечения комфорта, который предоставляется остальным. Чтобы оставлять людям хоть какой-то шанс на продуктивный труд, вещи делаются недолговечными.

На Западе существование людей, выключенных из производительного труда, решается за счет благ социальной политики. То есть, существование продолжается. У нас в стране метод менее гуманный. Выключенный за пределы производительного труда человек (деревня, город) часто не поддерживается, погибает. За пределами производительного труда люди переходят к труду преступному. А социальная поддержка для многих заменена существованием госаппарата, где происходит видимость деятельности, и способ распределения денег туда иной, не только через социальную политику.

Производительный труд где-то с середины 20 века стал становиться благом, привилегией (ранние коммунисты с их обожествлением труда были бы очень довольны). Кстати, коммунисты как раз проиграли, пытаясь обеспечить производительным трудом всех поголовно.

А вот еще некоторые следствия перемен. Меняется картинка гендерных отношений. Если раньше, 50 и более лет назад, брак еще иногда был средством обеспечить уровень потребного комфорта, то сейчас поведение изменилось. Видно 2 массовых пути, первый это следование экономике понтов (хочу олигарха/фотомодель), второй это биологический - подбор по неосознанным параметрам того-кого-хочу. Мысли о комфорте уже мало актуальны - если у тебя есть немного мозга, общество поддержит его на уровне. Даже с детьми.

К приросту населения (вне зависимости от того, насколько оно производительно) поощряет и моральная система, сложившаяся задолго до этих перемен. Больше по прежнему равно лучше. Стагнация, а тем более рецессия, или депопуляция - страшные кошмары общества.

Лучше меньше да лучше - это по прежнему не про нас. Поскольку эффективность переработки ресурсов за 100 лет сделала ужасающий скачок, система прощает нам это ожирение, и более того - еще слегка поощряет народонаселение к приросту.

Это кредит, который мы продолжаем брать у природы. А невыплаты по кредитам ведут к кризису, это не так давно было ясно явлено.
caliostro

*

Я часто задавался вопросом - а комфортно ли психам быть психами?
Вот кричит бабуся на остановке, кроет матом весь мир - она себя там внутри лучше себя ощущает чем я, или хуже?
Посмотрев (а как выяснилось, пересмотрев) "Авиатора", я понял, что психам некомфортно.
Комфортно глухим.
caliostro

Бочкотар

А кто тут тормоз, как я, и еще не смотрел "бочкотара"?

Мне рекомендовали в тридэ посмотреть, так я спешу, а то "бочкотар" в тридэ кончится, наверное, скоро.

А культурное явление ж, нельзя пропустить - у всех хомячков пена рОтом идёт.

Сходит со мной, может, кто, чтобы комментировать кому было?

А то если я один сижу, от комментариев всё равно меня не удержать, а люди вокруг пугаюца.

Пожалейте их, м?
caliostro

Гендерное - о насилии

Рассматривая вопрос о сексуальном насилии, я обнаружил непротиворечивое (притом довольно невнятное в отношении выводов и, возможно, тривиальное) рассуждение, которое привожу ниже. За что буду, вероятно, прилюдно топтан каблучками.
Collapse )
caliostro

Лю И. Китайская прислуга



Поразило обсуждение картины на Dirty и объяснение ея на другом ресурсе.

Итак, все, что не Китай, все - говно, педофилия, лесбиянство и разврат (мысль художника ясна при первом взгляде на картину). И сало китайское едят.

Теперь взглянем пристальнее.
Этот чванливый мудак в выражении своей нехитрой мысли для начала пользуется цельнотянутым западным живописным стилем.
Причем пользуется им хуево, из очевидного - сломаные шеи у толстой бабы в центре, у прислуги в фартучке.

Вот так там все теперь и устроено, ЕВПОЧЯ

После того, как японские варвары продемонстрировали им мощь западной технологии, а русские варвары мощь западной же идеологии.
caliostro

Аукционист (эскиз постановки)

Do I have ten francs? Five then. Five I am bid.
Six, seven. Against you, sir, seven. Eight.
Eight once. Selling twice. Sold, to Raoul, Vicomte de Chagny.

В фойе оперы темновато, из-за толстых портьер едва пробиваются лучи зимнего предзакатного солнца...

Аукционист не скупится, сбрасывает начальную ставку. Виконт за слезами не видит света божьего - снова там, где все начиналось давным-давно. Он лелеял свою любовь, сорок лет кормил ее нежностью, лепестками роз постилал тропинки ей. От чахотки, как от времени, не спасти - Кристин унесли на кладбище святого Мартина. Аукционист не унимается, скачет будто бешеный. Ничего ему не жаль, за бесценок отдает. Кажется, азарта в нем едва не больше чем у виконта. Куча рухляди из подвалов оперы все растет... Аукционист назначает один лот дешевле другого - сколько же всего было за эти годы! Виконт не скуп, и жаден к прошлому - сыплет франками. Удивительно, удивительно. Кажется, ему памятен абсолютно каждый предмет... Вот выносят люстру, она чуть блестит хрусталем и латунью. Что за идиот купит огромную люстру из оперного зала? Куда ее деть? Но аукционист, качнув полями шляпы, назначает смехотворную цену... Виконт принимает. Слева вскочил в котелке и пенсне какой-то безумец - перебивает вдвое. Виконт поднимает, но дама в сером предлагает тысячу. Однако... Виконт смотрит на груду реквизита, но перебивает. Кажется, душно. Три! Четыре! Виконт утирает лоб платочком. Шесть... Десять! Глаза старика наливаются кровью...

Покупатели тащат из-под кресел духовые - господи, да они одна банда!
Увертюрой взвыли трубы органа...
Аукционист щелкает тумблером, люстра впыхнула невиданным светом.
Виконт видит лицо аукциониста...

Аукционист поворачивается к публике и снимает шляпу.
Теперь и в маске нужды нет.
Он делает легкий прыжок, как молодой, и одной ногой стает на люстру, держась за канат.
Люстра взмывает вверх.
Можно петь.